Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:07 

Ночь вторая

Если ты никого не боишься, значит ты самый страшный...
Название: Ночь вторая (продолжение "Не нужен")
Автор: Iwa no Deidara, Сасори
Фэндом: Наруто
Пэйринг:Сасори/Дейдара


Комнату освещает только лунный свет.

Я лежу в чужой кровати и пытаюсь вспомнить, как здесь оказался.
Помню утро, подкатывающую тошноту и боль по всему телу. Кажется, я смог встать и даже куда-то шел. За Вами.. или за Хируко. Потом был туман.

Прошла уже целая вечность, но луна за окном почти не изменила своего положения. То погружаюсь в забытье, то снова прихожу в себя.

Дверь отворилась. Данна. Смотрит. Вздыхает и исчезает. Я вздыхаю тоже. Померещилось?
Снова он. Идет к постели. Что-то у него в руках… Что? Не важно - я боюсь снова потерять сознание, я хочу досмотреть этот сон!
Странный сон.
Я не могу ни пошевелиться, ни заговорить.
Сажает меня на кровати. Легко, как ребенка…
- Сможешь выпить сам?
Черт. Смогу, конечно!
- Мммм…- кажется, сказал, не то, что хотел…
- Понятно.
Запрокидывает мне голову, начинает вливать небольшими порциями.
Какая гадость! Вы садист, Данна! Знаете ведь, что я пошевелиться не могууу-у-кху-кху-кху! Меня пробирает кашель. Кажется, еще чуть-чуть и лишусь легких.

Когда успокаиваюсь, понимаю, что уже снова лежу, а чьи-то теплые руки трогают мой пульс, потом укрывают сползшим одеялом. Данна?
- Уже второй раз даю тебе противоядие, а ты еще не толком не пришел в себя. Идиот.
Но голос не раздраженный, скорее уставший. Противоядие? Второй раз?
- Ээээ, - уже прогресс, именно это я и имел в виду.
Смотрит на меня как на малое неразумное дитя, снова вздыхает и отворачивается.
- Угораздило тебя вчера наступить на запчасть от Хируко. Я ее как раз ядом зарядил.
Небрежно машет рукой:
- Ладно, заодно и опробовал. Значит, работает. Хоть какой-то прок оттого, что пришлось тащить сюда твою бездыханную тушку.

Оцепенение постепенно проходит. Но двигаться не хочется. И немножко страшно: он сейчас уйдет, и оставит меня наедине с луной и мерным тиканьем часов где-то за стенкой.

- У Вас руки теплые, да...- наверное, я мог придумать и нечто поумнее, благо, есть, о чем спрашивать…
Но, признаться, именно это волнует меня сейчас больше всего.
- Удивлен? – насмешка в голосе...
- Да, - пытаюсь улыбнуться. Приятно удивлен, Данна.
- Как я и думал, отличником в школе ты не был. С помощью чакры я могу регулировать температуру своего тела, его чувствительность, и все другие характеристики, присущие телам живых существ.
- А боль? Ее вы можете чувствовать?- спрашиваю и тут же понимаю, что зря. Его тяжелый взгляд почти ощутимо придавливает меня к постели – хочется провалиться сквозь землю.
- Все характеристики, которые мне необходимы.
То ли от его голоса, то ли все еще от яда, но меня начинает знобить. Потом скручивает, по телу проходит судорога, и я подскакиваю, не в силах справиться с вновь появившейся болью. Но тут же оказываюсь прижатым к кровати.
- Не дергайся, терпи, сейчас пройдет, - его лицо так близко. Интересно, если немножко приподняться, смогу ли я почувствовать его дыхание... или...

Отпускает и отстраняется.
А сердце продолжает колотиться как ненормальное...
Мне это важно, мне нужно знать...

- Вы меня ненавидите, презираете, или что? Скажите.
- Ты ошибаешься, если думаешь, что способен вызвать у меня хоть какие-то чувства.
- Но..
- Ты не вечен, ты всего лишь мгновение в моей жизни.
- Но вся жизнь состоит из мгновений. И лишь мы можем сделать их прекрасными.
- Зачем? Зачем, если в моих руках целая вечность, и я могу сделать прекрасной ее…

Молчу. Когда еще Данна будет так заботливо кутать меня в одеяло, называть идиотом и рассказывать о прелестях жизни в механическом теле? Наверно, я все-таки умер и попал в рай. Потому что он не уходит. Сидит рядом, на краю кровати. Так близко. Смотрит на луну за окном. Так далеко.

- Лучше бы я умер сейчас, да, Данна?
- Если так, то я сделаю тебя одной из своих марионеток.
- Значит, ничего не изменится?
- Почему? Ты будешь слушать только меня и получишь возможность спать в моей комнате. На полу…
Улыбаюсь.
- Тогда убейте меня, Данна.
- Дурак.
- Почему, а?
- Завтра ты нужен мне в нормальном состоянии.
- Все-таки нужен? Да?
Не отвечает.
Данна, та ниточка надежды, которую вы оставляете, калечит меня сильнее Вашего яда.

Встает и берет со стола еще один стакан.
- Пей.
- Что это?
- Пей.
- Надеюсь, что яд, ага, - и залпом выпиваю.
- Снотворное.
Наверное, мне стоит быть менее навязчивым...
К чёрту... Сознание медленно, но верно уплывает куда-то далеко.

Для Вас я всего лишь мгновение, но я хочу стать лучшим мгновеньем в Вашей жизни.

Тишина и пустота принимают меня в свои объятья.



Это не объятия, - говорю я себе. Я должен был прижать его к кровати, иначе он навредил бы сам себе…
Идиот. Кого ты обманываешь?
Ты можешь обмануть этого мальчишку, но обмануть себя тебе не удастся.
Никогда не удавалось.
Рука сама тянется к нему, как будто не подчиняющаяся кукловоду игрушка.
Всё что я могу – это лишь изменить её направление и кладу ладонь на пульс.
Слабый.
Беззащитный.

Ну уж нет! Дейдара и беззащитность – вещи несовместимые.

Не стоит расслабляться. Завтра этот герой дня воспрянет духом и телом и на радостях разнесёт мне полдома.
После чего, конечно, опять попадёт в больницу.
Уж я этому поспособствую.

Но это потом. А сейчас он должен выжить.

Его руки как ледышки.
Это реакция на мой яд.

Смотрю на часы: ровно через 2 минуты будет четвёртая судорога, она же последняя. После этого он заснёт сном праведника, а наутро проснётся живее всех живых.

Так что беспокоиться не о чем.

Хм…
Но мне не нравится его бледность. Она словно воск. Тот, что я использую в своих марионетках…

Пожалуй, ещё одна доза не будет лишней. Выхожу из комнаты, производя в уме необходимые расчёты.

- Данна…., - оборачиваюсь. Дейдара тянет ко мне руку, пытаясь повернуться на бок, падает назад – белые в лунном свете волосы разметались по подушке, веки прикрыты – Данна…

Бредит.
Бредит тобой, не так ли?
Заткнись.
Молчу-молчу.
Он просто бредит. Он болен.
Ага-ага…

Мой противный внутренний голос подозрительно напоминает мне кого-то… Нет времени думать об этом.

Полторы минуты до ожидаемой судороги.

Возвращаюсь с очередной порцией противоядия.

Пришёл в себя. И смотрит на меня, как всегда, одним глазом. Камера на втором не работает – мало чакры. И слава пустынному демону, не хватало ещё компрометирующих снимков и обвинения от Лидера в совращении малолетних акацук.
Вздыхаю.
За что мне это?

Подхватываю напарника и сажаю в кровати.
Такой лёгкий…
Похоже, я даже немного ошибся с расчётах на массу тела…
Впрочем, для небольшого организма яд Хируко ещё страшнее.

- Можешь выпить сам?

«Наврядле…»

- Ммм… - судя по всему, это возмущенное согласие, но лучше всё проконтролировать. Одним движением запрокидываю ему голову и подношу стакан.

Начинает жадно пить, но захлёбывается и плюётся.

Знал бы ты, сколько этой гадости я влил в тебя раньше, чем ты очнулся. В обе руки вливал. Руки не жаловались.

Детский сад. Слюнявчик не нужен, нэ? - и с ужасом понимаю, что вовсе не злюсь, а скорее наслаждаюсь зрелищем. Полуобнажённый Дейдара в моей постели с аристократической бледностью на лице, морщится и капризничает, будто девчонка… Это даже забавно.
Наверное, в этот момент я улыбаюсь, но через мгновение уже жалею об этом, потому что на лице напарника тоже мелькает слабая улыбка.

- Идиот…, - серьёзно говорю я, - Угораздило же тебя вчера наступить на запчасть от Хируко. Я ее как раз ядом зарядил.

- Эээ…

Поговорили.
Разговаривать с ним раньше завтрашнего утра – всё равно, что с Зецу во время обеда.

Но Дейдара в очередной раз удивляет меня.

- У Вас руки теплые, да… - произносит он слабо, но вполне прилично.
Оборачиваюсь и смотрю на него с интересом.
- Удивлен?

Он отвечает что-то.

Если кто-то здесь и удивлён, то это скорее я. В таком состоянии Дейдара говорит, и вполне успешно. Он спрашивает обо мне, интересуется, чувствую ли я боль?..
Я откровенно жалею, что поддержал разговор. Но почему-то продолжаю отвечать, в тайне надеясь, что утром он ничего из этого не вспомнит.
Хм…
Так можно все свои техники разболтать.
Что со мной?
Я сам на себя не похож…
Может, это я отравлен?

Судорога проходит по его телу, заставляя выгибаться, выкручивать суставы.
Нет, отравлен всё-таки он…

Сам не замечаю, как наваливаюсь на Дейдару, сжимая тонкие запястья в своих руках, придавливая к кровати. Это в четвёртый раз. Но первый раз, когда он в сознании.
И смотрит на меня так, словно просит о помощи… или …

- Тише, тише, - шепчу, стараясь не встречаться с ним взглядом, - Сейчас всё пройдёт.

Откуда в нём столько силы? Я не выдержу.
Кровать не выдержит тоже.
Мелькает мысль, что подумают соседи за стенкой…
Вряд ли сообразят, что я лечу здесь больного.
Какая разница?
Завтра Дей испробует на них очередной легковоспламеняющийся состав.
И ничего не останется.

На моё счастье судорога заканчивается. Разжимаю руки, отпускаю его.

По виску Дейдары стекает блестящая капелька. Он так тяжело дышит. Губы раскрыты и хватают воздух, грудь вздымается часто-часто.

Отчего-то кровь приливает к лицу. Краснею?
Нет, я же не умею.
Он болен.
А ты идиот.

- Данна, вы меня ненавидите, презираете, или что? Скажите.

Так неожиданно, что я невольно вздрагиваю.
Он что, опять говорит? И это в то время, когда он должен отрубиться и спать, как младенец.

- Ты ошибаешься, если думаешь, что способен вызвать у меня хоть какие-то чувства.

«Мне срочно нужен душ.
Ледяной.»

Я поддерживаю разговор, надеясь на то, что с минуты на минуту это чудо заснёт, и я тоже пойду спать. Отвечаю что-то, но голос дрожит. Надеюсь, он не заметит.
Подобная ночка не пройдёт для меня бесследно.

Но Дейдара не умолкает.

- Если вы сделаете из меня одну из своих марионеток, то ничего не изменится, - не понимаю, к чему он клонит?

Зачем ловит на фразах?

И почему не спит?

- Пей.
- Надеюсь, это яд, ага, – выпивает с довольной физиономией.
- Снотворное, - раз, два, три…
Морщится, неблагодарный.
- четыре…
Да, снотворные составы, как и яды, мне всегда удавались хорошо.
- пять.
Дейдара отрубается, падая почему-то вперёд. Подхватываю его, автоматически привлекая к себе. Блондин упирается лбом в мою ключицу. Я чувствую, каким ровным становится его дыхание. Он спит.

И вдруг прижимаю его к себе со всей силы, стараясь охватить всего его целиком, растворить в себе или же раствориться в нём. Не понимая, что происходит, я начинаю целовать его плечи, шею, его ямочки на щеках, его руки, его тонкие пальчики, обнаженную грудь, возвращаясь снова и снова к едва раскрытым губам. Я не могу успокоиться, целую снова и снова, как безумный, как добравшееся до воды жаждущее существо.
Не могу остановиться.
Он спит.
Он не знает.
Я не должен.
Провожу кончиками пальцев по его губам, и снова жадно целую.
На краю сознания бьется какая-то важная мысль. Пытаюсь уловить её смысл, но чёрт возьми! Как это сложно сделать!
Спать, спать. Мне необходимо поспать.
Почему, зачем? Когда тут такое…
Завтра важная миссия.
Нехотя отрываюсь от губ напарника.
Ищу взглядом стакан со снотворным.
И выпиваю остатки залпом.

«А вот это уже объятие…», - улыбаюсь я и падаю рядом с Дейдарой, не разжимая рук.


URL
Комментарии
2007-06-24 в 21:11 

У нас как в армии: 5 минут на одевание, 10 - на маникюр... никакой свободы действий ;)
Ночь третья (НУЖЕН БЛИН НУЖЕННН!!!)

2007-06-24 в 21:25 

Если ты никого не боишься, значит ты самый страшный...
Сасори , выкладывай! ффсё закончили фик, да?=)

ну и нафига я тогда конец писал?


URL
2007-06-24 в 21:31 

У нас как в армии: 5 минут на одевание, 10 - на маникюр... никакой свободы действий ;)
Iwa no Deidara, а ты уже конец написал? ну ты крут, однако. =)
Но согласись, что к концу второй части наш фик уже не соответствует названию.=)

2007-06-24 в 21:32 

Если ты никого не боишься, значит ты самый страшный...
Сасори , не согласен...
Дей-то думает, что не нужен..
он же по вашей милости весь яой проспал!=))

URL
2007-06-25 в 15:57 

У нас как в армии: 5 минут на одевание, 10 - на маникюр... никакой свободы действий ;)
Iwa no Deidara, ах да... как же я забыл =)

   

Полетаем?

главная